Юрий ХУДЯКОВ. Воспоминания о Союзе архитекторов 1960–1970-х годов

В 1964 году я поступил в Союз архитекторов, до этого была молодежная секция. Вот два эпизода, которые ярко отложились в памяти.

Первый. Секция молодых архитекторов, начало хрущёвской оттепели, где-то начало 1960-х. И мы здесь, в Доме архитектора, решили организовать лекцию о современной музыке Запада. Договорились с преподавателями консерватории, что они расскажут о рок-н-ролле и других модных музыкальных течениях. Об этом стало известно в каких-то верхах. И нам сказали: “Нет, лекцию отменить!“ Тогда мы, молодые архитекторы, написали коллективное письмо в Обком Партии, что вот, мол, запрещают лекцию… 
После этого в кабинете на втором этаже нас всех, подписантов этого письма, вызывали по одному. В кабинете восседал Г. Головко, тогдашний председатель Союза архитекторов (он еще с довоенных времен занимал эту должность) и всех допрашивал: “Кто был инициатором письма? Кого еще вы уговорили подписать это письмо?“ Помимо Головко на допросе присутствовали двое: один из Обкома Партии, другой, видимо, из органов — он не представлялся. Говорили с нами сурово: “На первый раз мы вам прощаем, но вы уже взяты на учет. Помните об этом! И вам плохо будет, если вы затеете нечто подобное“. 
В тот день мы вышли из Дома архитектора как оплеванные, и пошли к одному из товарищей пить портвейн. 
Второй эпизод из того же времени. Очевидно, после того, как Н. Хрущёв разогнал в московском Манеже знаменитую выставку “XXX лет МОСХа“, сверху была спущена команда: “Вы там у себя, в Союзных Республиках, разберитесь, что у вас происходит, да построже. Порядок наведите! Нет ли у вас тоже такого?“ А у нас как раз открылась выставка акварельных работ молодых архитекторов. Среди них был Толя Суммар, который на год раньше меня закончил архитектурный факультет. Он выставил прекрасные работы, с оттенком экспрессионизма в колористике и композиции. 
И вот в газете “Правда Украины“ появляется статья. В ней со ссылкой на Н. Подгорного, секретаря ЦК КПСС, сообщалось, что в СА подвязался некто Суммар, который позорит советских архитекторов своими работами. В тот же день выставку закрыли. А что оставалось нам? Мы собрались у Суммара, он жил напротив Оперного театра, и опять хорошо гульнули.
Времена были непростые, но хорошего и светлого в них было много. Впервые, по путевке СА, я попал в капиталистическую страну Финляндию, это 1967 год. Впервые я увидел “тот“ мир. Помню, ехали автобусом и должны были посетить туберкулезную больницу, построенную в 1920-е годы по проекту Алвара Аалто. Водитель-финн местность не знал и тщетно пытался выспросить у встречного крестьянина дорогу, наконец произнес слова “Алвар Аалто“, и дорога сразу была показана. Нас тогда поразило, что простой крестьянин в глубинке знает имена архитекторов.
Вообще по линии СА осуществлялась масса туристических поездок: и по территории СССР, и за рубеж. В 1970-м Союз организовал поездку в Египет. Это был не курортный тур на побережье с экскурсией к пирамидам, а напряженнейшее путешествие, от Александрии почти до Абу-Симбела, которое совпало с арабо-израильской войной и со смертью Насера, президента Египта. Нас сопровождали с винтовками. Программа была настолько насыщенная, полноценная, что по возвращении в Киев мои фотографии, слайды показывали студентам — ведь современной литературы по Египту, даже по древним памятникам, мы здесь не видели. 
Как говорится, всему свое время. Первое, что в поездках за границу всех интересовало, кто “тот человек“. Так его называли, человека из органов, который должен был писать отчет на каждого, на поведение за границей. Однажды определили, что “тот человек“ это никому не известный архитектор откуда-то из Тамбова или Казани. Только потому, что он все время молчал и смотрел в окно. Сегодня это кажется смешным, однако тогда было не до шуток — второй раз из-за “железного занавеса“ могли и не выпустить. 
Когда возвращались из Финляндии, таможенник попросил меня открыть чемодан. А нам меняли буквально гроши — ничего нельзя было купить. Тогда в СССР только входили в моду шариковые ручки, цанговые карандаши. И это был самый лучший заграничный подарок для всех коллег по архитектурному цеху. Таможенник очень удивился: “Что вы везете? Как это понять? Полчемодана фломастеров!“ Выручила гид: “Это архитекторы — им можно, они этим работают“.
 
Юрий ХУДЯКОВ, народный архитектор Украины
А+С 3–4 '2012, с. 11.
 
ФОТОГАЛЕРЕЯ
КОМЕНТАРІ