Лидия ПИЧУГИНА. У истоков Дома архитектора

На вопросы А+С об истории НСАУ ответила Лидия ПИЧУГИНА, ответственный секретарь Киевской организации НСАУ

Лидия Михайловна, расскажите, как судьба привела вас в Союз архитекторов?

В 1955 году, после окончания филологического факультета Киевского университета у меня были проблемы с трудоустройством по специальности, и я хотела поступать в консерваторию. Как всегда, на помощь приходят друзья. Приятельница по музыкальному училищу сказала мне, что в Союзе архитекторов есть место библиотекаря (сведения от родной сестры, которая была знакома с семьей Г.В. Головко, председателя СА УССР).
В САУ, как и все “претенденты“ на должность, я прошла собеседование с Яковом Давыдовичем Гитштейном — оргсекретарем САУ. Поэтому, когда Г. В. Головко спросил: “А яку мову ви вивчали?“, я поняла, что шансов у меня нет, а Григорий Владимирович уже знает, что я учила немецкий. “Немецкий“, — ответила я, на что получила: “Отож нам треба англійську“. Я попрощалась и ушла. А через две недели меня пригласили на обед все к той же сестре моей приятельницы. На обеде я встретила Головко, который сразу же обратился ко мне: “Обиделась? Приходи и работай!“ Вот так меня именно судьба привела в Союз. 
 
Вы-таки поступили в консерваторию?
Да, в следующем 1956 году, на вокальный факультет. Я училась вместе с Толей Мокренко, впоследствии заслуженным артистом УССР, директором Киевской оперы. Я поступила на вечернее отделение и думала, пока буду учиться, поработаю в СА. Даже не предполагала, что получится так надолго! Как говорится, нет ничего постояннее… 
 
Где в те времена размещался Союз архитекторов?
Союз находился на ул. Владимирской, 22 (Софийское подворье), на втором этаже, на одной площадке с Госстроем УССР (возглавлял Госстрой В. М. Орехов). Дружить Союзу с Госстроем тогда было просто и полезно.
В Союзе было пять рабочих комнат: большой кабинет  Г. В. Головко, приемная, довольно большая канцелярия, из нее вход в библиотеку и в проеме — столик, бухгалтерия и комната директора ДА, а в цокольном этаже небольшой зал со сценой, где проходили заседания секций, комиссий (их было более двадцати), выставки, заседания правления и др. мероприятия. И конечно на сцене какие-то концерты и пр. На этой сцене были первые мои публичные вокальные пробы (кроме Университета). Организатором и душой всех культурных мероприятий был И. Р. Кайлик. 
В 1956 году Союзу архитекторов под строительство Дома архитектора отдали место, где когда-то была консерватория. Фактически это была огромная пустая коробка, четыре стены и груда камней. Иосиф Рафаилович Кайлик, будучи директором, осуществлял технадзор Дома архитектора. Вместе с автором проекта, членом СА Петром Филипповичем Петрушенко. 
 
И Петрушенко предусмотрел в ЦДА читальный зал?
На третьем этаже, рядом с библиотекой. Там сейчас курсы по сертификации архитекторов. Читальным залом он был недолго, а потом был использован для заседаний секций и комиссий (другие комнаты вне рабочего времени тоже занимались для заседаний). Комиссий и секций было более двадцати. Алексей Гайдученя, Юрий Репин, Андрей Попов, Георгий Зенькович, Наталья Абесимова, Михаил Гречина… Известные и уважаемые архитекторы возглавляли эти секции.
 
Когда произошло переселение в новый Дом?
В 1959 году. Новый 1960 год мы встречали в новом Доме архитектора. Был замечательный праздник, с капустником, музыкой, пением и пр. Героями капустника были В. Розенберг и Ю. Паскевич. Были они (капустники) смешными и острыми. Коллегам доставалось критики. В то время в “Киевпроекте“ и Академии архитектуры была великолепная самодеятельность — “Гумка“ в “Киевпроекте“, “Пеликан“ — в Академии архитектуры. Они были созданы по примеру московских “Кохинора“ и “Рейсшинки“, последние неоднократно по приглашению приезжали в Академию архитектуры и Союз архитекторов и заражали всех своей энергией и юмором на высочайшем уровне.
В новом Доме архитектора были организованы студии для детей (младших и старших) и членов СА. Все дети, которые учились у Бориса Никитовича Пианиды, поступили в ВУЗы. Жизнь в Доме архитектора была разнообразной и интересной. Дом блистал в те годы и внешне, и по разнообразию его наполнения. Во многом в этом большая заслуга его директора И. Р. Кайлика. Связь с творческими союзами, театральные встречи, фильмы документальные и для детей (по вторникам), художественные первоэкранные по четвергам и в пятницу, филармонические концерты. Музыкантов и певцов всегда привлекали в Дом уникальная акустика зала и два не менее уникальные рояля. 
Много хорошего можно вспомнить и рассказать. Пожалуй, достаточно. Хочется добавить — когда мы приходили в Союз на работу, мы влюблялись в него сразу и на всю жизнь, он становился своим, и потому для всех сотрудников, которые проработали в нем двадцать и более лет, это была не работа, а служение замечательным людям — архитекторам.
 
А+С 3–4 '2012, с. 12.
 
ФОТОГАЛЕРЕЯ
КОМЕНТАРІ